Комментарии

Рассказ экс-сотрудницы

1 апреля

99

0

С 16 лет Алёна Нарвская активно интересовалась политикой и будущим страны: агитировала за Любовь Соболь, занималась координацией волонтеров в штабе Алексея Навального. Прошло время, «розовые очки» разбились, и прежние идеи теперь видятся совсем иными.

— Мне не нравится то, что происходит в стране, но тот выбор, который нам предлагали тогда – вообще не выбор. Бороться за справедливость я хочу до сих пор, а вот в оппозиции разочаровалась.

Девушка призналась, что, несмотря на обиду и разочарование, которые остались после работы в штабе, интерес к политике всё же не пропал. Только восприниматься всё стало иначе. То, что стрим Леонида Волкова о необходимости выйти на митинг ведётся из тёплой студии с последним MacBook, наверное, странно. Ведь в тот же момент на улицах российских городов задерживают людей, подростков, которые верят в «Россию будущего». Только вот где она? На этих улицах или в заграничной студии? Вопрос так и повис в воздухе.

— Часто мы слышали с экранов и верили в то, что кумовство, все вот эти родственные связи уйдут в прошлое. Но как было на самом деле? Вот Алексей Навальный, рядом его друзья, которым слова поперёк не скажешь, негласно – их мнение единственно верное. А вот волонтёры, которых никто не научил, как общаться с людьми, которые делали всё, что происходило «в поле». И что получали взамен? Волков постоянно был недоволен нашей работой, статистикой. Никаких слов поддержки в свои редкие визиты в штаб он не говорил. Зато, если ты девушка, которая может стать красивым дополнением для картинки в Twitter, ты обязательно должна сфотографироваться с ним и счастливо улыбаться. Или Дмитрий Волов, который, как выяснилось со временем, был стукачом Ивана Жданова. Он старался следить за нами, узнавать про то, чем мы занимаемся не только в рабочее время.

Волонтёрам, сотрудникам штаба задерживали зарплату. А когда ребята спрашивали, почему, говорили, что у штаба не хватает денег, якобы поступает все меньше и меньше переводов. Надо работать больше и лучше.

— Мы догадывались, что сотрудники ФБК получают зарплату вовремя. А потом узнали, что у них и график работы нормированный. А не как у нас – сегодня выходной есть, а завтра ты двенадцать дней работаешь без перерыва с 10:00 до 22:00. Интересно было узнать, и откуда берутся деньги, сколько получает сам Навальный, но, сколько бы ни интересовалась, ответов не получила. И до сих пор это загадка. Хотя на тот момент и волонтёров это интересовало.

Что случилось с финансированием, и почему зарплату в 30 тысяч стали платить с задержками и выпрашиваниями, так и не удалось узнать.

— Сотрудники ФБК мотивировали это тем, что мы работаем недостаточно, да и качество «так себе». Однако журналисты Reuters выяснили, что в 2020 году поступления для команды Навального увеличились – и составили $ 300 000 (в том числе, в биткоинах). По курсу на конец марта это – 22,5 млн рублей.

Девушка рассказала об обиде на тех, кто отправлял волонтёров в подъезды и на улицы, собирать подписи, мнения о проблемах в ЖКХ, кто, несмотря на дождь, холод, зной, ждал результата без всякой поддержки.

— А что делали они? Даже когда к нам в штаб приезжали (а приезд ФБК был событием) не хотели нормально разговаривать. Люба Соболь даже требовала отдельный вход. Вот какое отношение. Яшин тоже требовал какое-то отношение как к царю, а за что – до сих пор не понимаю. Ни одной здравой мысли так и не высказал. Милов тоже, создавал вокруг своей персоны образ очень образованного человека, с уклоном в экономику. Но когда с ним решился поспорить другой образованный человек, он не нашёл аргументов. И вместо того, чтобы достойно принять поражение, просто сбежал. «Власть» у нас в штабе критиковать было нельзя.

По словам бывшей соратницы Алексея Навального, самым грустным и несправедливым стал тот момент, когда пообещав поддержать митингующих, от них потом все отказались. И, ни то что не перевели оштрафованным участникам по 10 тысяч евро, но и тех, кто писал в личку о задержаниях и проблемах, приходилось успокаивать лишь словами.

— Я модерировала общий чат. И было стыдно. Я не знала, что отвечать. Нам сказали, что и так юристов не хватает, и если мы попадемся, то некому будет нас вытаскивать.

Прошло время. Интерес к политике не угас. Но вот такая политика, в которой Алёна уже варилась, больше не для неё. Потому что то, что внутри этой оппозиции, не соответствует тому, что снаружи. Это враньё.

— Больше никогда в эту историю я не полезу, — отметила девушка. Источник: https://www.gazeta.ru/politics/2021/03/29_a_13539818.shtml

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же