Комментарии

Не ФЭС, но дело своё знают!

8 ноября

86

0

В представлении обывателей аббревиатура ЭКГ прочно связана с медициной, так обозначается процедура электрокардиограммы, но в правоохранительной системе эти буквы имеют совсем иную расшифровку — экспертно-криминалистическая группа.

В штате ЭКГ отделения МВД России по Мантуровскому району вот уже не первый год трудится сплоченный тандем, состоящий из двух симпатичных мужчин — Сергея Сидорова и Юрия Стародубцева.

Сергей Павлович Сидоров, эксперт I категории, в правоохранительных органах с 1988 года, в «криминалистах» — с 1998-го.

— В милицию я пришел вскоре после службы в армии, начинал работать рядовым сотрудником, получил юридическое образование, окончил Орловскую школу милиции, — рассказывает Сидоров. — Поначалу никакого представления не имел об экспертно-криминалистической работе, но постепенно втянулся, набрался опыта. Практика в нашем деле имеет большое значение…

Его становление как специалиста выпало на конец 90-х начало 2000-х годов – непростой политический и экономический период в стране, характеризующийся сложной криминогенной обстановкой.

— Дежурная группа могла совершать по 3-4 выезда на происшествия за сутки. Дома меня практически не видели. Дочка выросла без меня.., — говорит Сергей Павлович. — За 25 лет работы в ЭКГ столько пришлось увидеть и пережить, хватило бы на целую книгу!

Один случай Сергей Павлович помнит хорошо. Почти год ушло на то, чтобы задержать группу преступников, промышлявших кражами скота. От «гастролёров» (как потом выяснилось, ими оказались жители Белгородской области) страдало население нескольких районов нашего и соседнего регионов. Зарплату в то время платили нерегулярно, селяне выращивали скот либо на продажу, либо для своих нужд, и когда злоумышленники воровали овец, буренку или бычка, это было настоящей трагедией для семьи. Преступников задержали по грамотно составленной ориентировке, которую подготовили эксперты.

— На каждом месте происшествия мы вели тщательный осмотр, изымали следы обуви, протектора автомобиля, окурки, обрывки бумаги, ткани, сопоставляли полученные ранее данные. Это была долгая и кропотливая работа, которая дала положительный результат — десять доказанных эпизодов, — вспоминает Сидоров. 

Юрий Викторович Стародубцев, начальник ЭКГ, в отделении служит с 2006 года.

— Первоначальное образование получал в Курской сельхозакадемии, но по специальности ни дня не работал. Так сложилось, что практически сразу пришел в милицию, именно в экспертно-криминалистическую группу. Сергей Павлович был моим наставником, вводил в курс дела. Если бы не он, возможно, и не задержался в правоохранительных органах. Получил юридическое образование, окончил региональный открытый социальный институт в Курске, — рассказывает Юрий Викторович.

Надо отметить, что для работы по своему направлению эксперты должны иметь соответствующий допуск, который регулярно подтверждается в соответствии с требованиями Федерального закона.

— Всего в целом существует порядка 47 видов экспертиз — это очень много. В нашем случае достаточно тех знаний, которыми обладаем. Более сложные дела, когда требуется серьёзная экспертиза, — это региональный или даже федеральный уровень, — поясняет Юрий Викторович. — Мы не ФЭС, конечно, но дело своё знаем. И я, и Сергей Павлович имеем допуск к самостоятельному участию в качестве специалистов в процессуальных действиях и оперативно-розыскных мероприятиях.

Также майор полиции Стародубцев имеет допуски на право самостоятельного производства дактилоскопических, трасологических экспертиз, экспертиз холодного и метательного оружия, технико-криминалистических экспертиз документов.

— Самыми сложными (в моральном плане) мы с коллегой считаем осмотр места происшествия со смертельным исходом, когда ведётся подробное описание, нужно вести фотосъёмку. По долгу службы приходится видеть кровь, порой истерзанные тела, собирать биоматериал для экспертизы ДНК, — признаётся Стародубцев. — Но это наша работа. Чем точнее мы её выполним, тем быстрее будет раскрыто преступление.

Современные технологии помогают экспертам. Кстати, именно по ДНК удалось в прошлом году установить преступника, который совершил кражу в 2-Засеймском Михайло-Архангельском храме, в качестве биоматериала выступила слюна злодея. Им оказался ранее судимый гражданин, его ДНК имелась в общей базе данных.

— Между прочим, к биоматериалам, из которых можно выделить ДНК, относятся не только кровь и слюна, но и волосы, частички кожи, пот и другие выделения, оставленные человеком. Поэтому на экспертизу могут отправляться частицы ткани, вырезанные, например, подмышками в одежде, головные уборы и даже носовые платки! — уточняет Стародубцев. — Еще большую помощь в расследовании оказывает дактилоскопическая экспертиза, когда по следам папиллярных узоров (отпечатки пальцев) можно установить личность человека.

— Знаете, кто-то из знакомых когда-то заметил, мол, в каком мусоре, отходах вам приходится копаться, — улыбается Сергей Павлович. — Это не так! Мы собираем улики, потому что для дела может быть важна любая мелочь — брошенный окурок, обёртка от продуктов, использованный пакет… На нас лежит большая ответственность. Иногда только экспертиза поможет доказать виновность человека или, наоборот, оправдать невиновного.

Близкие обоих «криминалистов» привыкли к ненормированному дню своих мужчин, к ночным вызовам и долгому отсутствию. Привыкли не спрашивать о случившемся, о том, что они видели. Всё равно не расскажут. По внешнему виду научились определять, как им пришлось в этот раз. Но ничего не поделать — работа есть работа…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте так же