Комментарии

Их было 228 против 13 тысяч…

4 февраля

1094

0

Мантуровский район был освобожден от немецко-фашистских захватчиков 13 февраля 1943 года в результате успешно проведенной войсками Брянского и Воронежского фронтов Воронежско-Касторенской операции и развернувшегося затем их наступления на курском и харьковском направлениях. Непосредственно боевые действия на территории района вели соединения 38 армии: 161-я и 167-я стрелковые дивизии, 96-я танковая бригада им. Челябинского комсомола, 120-я и 253-я стрелковые бригады.

Часто яростные бои завязывались на дорогах, по которым вражеские части отходили на запад. Характерным для той обстановки был бой у села Пузачи. Он длился с 9-го по 12 февраля 1943 года и вошел в историю Великой Отечественной войны как одна из ярчайших страниц подвига нашего народа. Такое в истории войн встречается чрезвычайно редко. Буквально горстка храбрецов не только преградила дорогу, но и сумела остановить 13-тысячную колонну противника, которая могла бы составить полномасштабную немецкую дивизию. Об этом бое написано в трехтомнике «История Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов» (том 3. М.:1964. стр. 106), имеются и другие источники, в их числе опубликованные в газете Мантуровского района («Ленинская искра» от 13 мая 1980 г.) воспоминания Ивана Ивановича Тюренкова, который на момент боя был старшим лейтенантом, начальником особого отдела (СМЕРШ) бригады.

…Днем 7 февраля командир бригады, генерал-майор В.Г.Лебедев, собрал командиров частей бригады и поставил перед ними задачу по задержанию одной вырвавшейся из окружения группировки, которая продвигается на Мантурово — Тим и к станции Солнцево. Головной отряд бригады в составе части мотострелков и противотанковой батареи капитана Панова должен был выйти к утру 8 февраля к деревне Верхняя Стужень, переправиться через р. Оскол и перерезать дорогу Старый Оскол — Тим. Танкам же бригады в ту же ночь предстояло совершить марш-бросок через Старый Оскол, а дальше двигаться на соединение с передовым отрядом.

Продолжавшаяся несколько суток сильнейшая метель укрывала наших воинов от наблюдений с воздуха, но в то же время мешала пополнению запасов боеприпасами, горючим и продовольствием. Рассчитывать можно было только на свои силы. Танковая группа быстро прошла Старый Оскол и двинулась в направлении Мантурово. Дорога на село оказалась забита отходившими немецкими и венгерскими частями, а также большим количеством техники. Пользуясь темнотой и неожиданностью своего появления, под покровом метели, танки быстро двигались вперед, рассеивая по пути колонны врага. Тем временем головной отряд, выполняя приказ, выступил из с. Татариново и еще до рассвета подошел к мосту через Оскол. Но он оказался взорванным. Пришлось автомобили разгрузить и лишь потом, порожними, переправлять по льду. Пушки и ящики со снарядами (два боекомплекта), чтобы не утопить, переносились вручную. Тем не менее к месту встречи в с. Лукьяновка отряд подошел чуть ранее танкистов.

Собрав силы, бригада, не теряя времени, двинулась в направлении Мантурово. В головной походной заставе шла группа малых танков старшего лейтенанта Василия Моисеева. За ними двигались артиллеристы. Замыкал колонну танковый батальон капитана Виктора Янкевича. Ближе к полудню, в километре от д. Лобовы Дворы, отряд захватил врасплох тяжелый артполк немцев. Его техника застряла в глубоких сугробах. Появление танков оказалось для врага полной неожиданностью, и он не успел развернуть орудия. В результате скоротечного боя орудия были уничтожены, а около двух тысяч немецких солдат и офицеров сдались в плен. Направив пленных в освобождённую от врага Репецкую Плату, оставив в Лобовых Дворах тыловые службы и раненых, бригада устремилась к с. Пузачи, куда, по сведениям местных жителей, по большаку со стороны Горшечного направляется большая колонна немцев.

Отряд Моисеева, будучи головным, пройдя с километр от перекрестка на Мантурово, заметил идущую навстречу колонну автомашин противника. Не медля, танкисты развернулись в боевой порядок и пошли в атаку. Их поддержали огнем танки Янкевича и быстро изготовившиеся к бою орудия Панова. Враг стал отступать, огрызаясь, но тем не менее освобождая дорогу на Пузачи. В ходе атаки получили ранения старший лейтенант Моисеев и капитан Янкевич. Войдя в село, бригада заняла круговую оборону. При подсчете сил оказалось в наличии четыре расчёта 75-мм орудий, пять оставшихся почти без ГСМ и почти без боеприпасов танков Т-34 и два Т-60 и около полуроты мотострелков. В строй боевых подразделений влились офицеры управления, технический персонал и девушки медсанбата во главе с лейтенантом медицинской службы Ф.А. Пушиной. Всего 228 человек.

В полночь разведчики донесли, что с востока, от д. Екатериновка, движется какая-то колонна. Направленный для выяснения танк лейтенанта Вершинина был сожжен, а экипаж его погиб. Одновременно выяснилось, что попытка прорваться тыловым подразделениям из Лобовых Дворов на Пузачи не удалась. Они попали в засаду. Оставшиеся в живых тыловики продолжают сражаться на окраинах Лобовых Дворов. Таким образом, оборонявшимся в Пузачах надеяться было уже не на кого.

Подполковник Захаренко возглавил северо-восточный сектор обороны села, а майор Кропотов — южный. Командир бригады попросил помочь местных жителей. Трудно сказать, чем бы закончился бой, если б не женщины села, подносившие сражающимся бойцам горячую пищу, выносившие из боя раненых, а когда была захвачена врагом восточная часть села, то прятавшие наших бойцов по подвалам и чердакам.

На рассвете подошедший с севера по большаку противник предпринял на село несколько лобовых атак. Танки, один Т-34 и один Т-60, под командой ст. лейтенанта Андрея Щеглова, заменившего раненого Янкевича, при поддержке нескольких трофейных орудий, захваченных в Лобовых Дворах, встречали врага прицельным огнем. Отбрасывать врага помогала погода, так как вьюжило и порывы снежной завесы порой скрывали перемещения наших бойцов. Снежный покров был столь глубок, что не позволял немцам обходить наши позиции. Поэтому враг мог наступать лишь силами, которые наши бойцы могли отражать. Встретив упорное сопротивление по дороге, идущей через село, немецкое командование решило прорваться по дороге, окаймляющей его юго-восточную окраину. Но здесь, предполагая такой маневр, командир бригады установил свою основную силу — батарею капитана Панова и три танка Т-34 роты Сергея Павлюченко. Немцы волна за волной шли в рост, пытаясь захватить орудия или, по крайней мере, отвлечь их огонь от основной колонны.

К вечеру, когда стало смеркаться, все танки стали. У одних закончилось горючее, у других заклинило башни. Экипажи стали перетаскивать оставшиеся патроны к орудиям, а потом, взяв в руки винтовки, присоединились к артиллеристам. Именно в этот момент погиб капитан Олимпиев, исполнявший обязанности начальника штаба бригады. Уже ночью, когда немецкие атаки прекратились, Ф.А. Пушина выполнила приказ командира бригады об эвакуации медицинского пункта. Она вывела из-под огня противника пятьдесят семь раненых бойцов и командиров, оказав им первую помощь. Вместе с ней был эвакуирован и воспитанник 96-й бригады четырнадцатилетний Сережа Батищев. У него было особое задание. Он вынес на себе из боя знамя бригады.

Наутро вражеские атаки возобновились. Снова немцы шли в полный рост, мешая русский мат с немецкой бранью. Для обороняющихся положение осложнилось тем, что закончились снаряды для орудий. Оставалось только стрелковое оружие и «карманная» артиллерия — гранаты. Немного помогли вездесущие деревенские мальчишки и девчонки. Ночью они обшарили почти все поле боя и нанесли кучу винтовок, автоматов, ручных пулеметов, патронов к ним. Хотя тяжелое вооружение немцами было брошено еще по пути к селу, тем не менее ситуация оставалась сложной, чувствовался численный перевес врага. К полудню противник ворвался на восточную окраину. Несмотря на распоряжение командира бригады уклоняться от рукопашных схваток, бой развернулся за каждый угол дома, за каждый сарай. В результате к ночи немцам так и не удалось захватить являющуюся ключевой южную околицу села. То есть вся группировка противника продолжала топтаться на большаке перед селом. Наступила ночь, и враг, захвативший восточную часть села, опасаясь ночных вылазок наших бойцов, отошел к своим основным силам.

В ночь с 10-го на 11 февраля комбриг Лебедев и капитан Щеглов осмотрели дорогу на Лобовы Дворы и Мантурово. Убедившись, что за два дня боя ее основательно замело и она стала непроходимой для автомашин, было принято решение отвести оставшихся в строю бойцов на северную окраину села. Поэтому на следующий день интенсивность боя резко спала. Шла обычная в таких случаях перестрелка, в ходе которой наши бойцы наблюдали, как мучились немецкие водители, пытаясь пробиться сквозь наметенные сугробы. А к вечеру с той стороны, куда они рвались, послышался грохот пушечной пальбы. Это шла на выручку 237-я стрелковая дивизия.

Утром 12 февраля бой у села прекратился окончательно, так как со стороны Лобовых Дворов к селу подошло несколько танков с десантом на броне из 848-го стрелкового полка. Немцы начали сдаваться сначала поодиночке, а затем большими группами. Уцелевшие бойцы бригады приступили к очистке села от недобитых гитлеровцев.

После боя в строю осталось 38 человек, из них 14 раненых, включая командира бригады. 54 человека были эвакуированы врачом Пушиной. 136 человек навечно остались у села Пузачи.

За мужество и героизм, проявленные бойцами бригады в боях в районе Пузачей, специальным приказом Военного Совета 38-й армии от 13 февраля 1943 г. личному составу бригады была объявлена благодарность. 25 февраля 1943 г. специальное донесение о подвиге танкистов 96-й танковой бригады было представлено начальнику Главного Политического Управления Красной Армии генерал-лейтенанту А. С. Щербакову.

Позднее командование бригады проводило значительную организационную работу по сохранению памяти о павших боевых товарищах. В донесениях начальника политотдела бригады майора В. Г. Кропотова указывалось, что по ходатайству командования 96-й бригады население Мантуровского района вынесло решение: в память о погибших бойцах переименовать село Пузачи в Бабкино, а Лобовы Дворы в Соловьевские Дворы. Президиум Мантуровского райисполкома поддержал это решение и направил соответствующие материалы в Курский облисполком. По всей вероятности, данная инициатива не была поддержана, так как населенные пункты сохранили свои названия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте так же