Комментарии

Летчик. Танкист. Педагог

25 августа

142

0

Вот уже несколько лет редакция плодотворно сотрудничает с Вячеславом Жидких, автором многих интересных очерков и зарисовок, которые он, как истинный патриот своей малой родины, как краевед, посвятил теме Великой Отечественной войны.

Сегодняшняя публикация — выдержки из рассказа, повествующего об учителе, человеке героической биографии, жизнь которого была связана и с родным селом Мантурово, и с поселком Тим, где он работал и жил после войны, и с Курском, где он учился в летной школе, и с Третьим ратным полем России.

ВОЕНЛЕТ ЕВГЕНИЙ КОМАРЕВЦЕВ

Старшее поколение курян, возможно, еще помнит, что напротив нынешнего завода «Прибор», там, где в 1980-е годы (и позже) были построены первые микрорайоны Северо-Западного жилого района, был расположен большой аэродром Курского аэроклуба ДОСААФ. При подготовке данного очерка мне было интересно узнать, что и в тридцатые годы прошлого ХХ столетия этот аэродром уже существовал! С середины 1930-х годов в Курске на данном аэродроме «Западный» уже действовал Аэроклуб оборонного общества ОСОАвиахим. Аэроклуб имел опытных инструкторов и авиатехнику, в основном, учебные двухместные самолеты У-2 (ПО-2). С началом Второй Мировой войны в Европе (сентябрь 1939 года) в СССР была развернута большая работа по подготовке кадров для авиации.

Осенью 1939 года Курский аэроклуб произвел 4-й по счету, ставший последним в предвоенный период его деятельности, выпуск курсантов-летчиков. В этом же 1939 году осуществили очередной набор молодежи для обучения на летном отделении в следующем учебном 1940 году. Однако данных о том, что выпуск состоялся, обнаружить не удалось. По всей видимости, отсутствие информации об этом объясняется тем, что к моменту завершения летного обучения курсантов данного набора Курский аэроклуб уже входил в состав 7-й летной школы ВВС. По этой причине пятого выпуска аэроклуб произвести не смог — его курсанты стали выпускниками уже не аэроклуба ОСОАвиахим, а 7-й специальной летной школы ВВС.

Прошу простить за эту вводную часть, но дело в том, что герой моего рассказа Евгений Комаревцев учился в Курской летной школе ВВС. К сожалению, отследить детально военную биографию Евгения Николаевича Комаревцева не удалось. Со слов его дочери Нины Евгеньевны, известно, что затем он стал курсантом Челябинского авиационного училища. Закончил ли он это училище, — неясно. Большие потери самолетов в первые месяцы войны дали о себе знать. Основные авиазаводы были эвакуированы на восток, поэтому производство новых самолетов временно сократилось, а вот танки стали выходить из цехов заводов Урала все чаще. Было принято решение курсантов-летчиков срочно переучивать на танкистов. Вот и пришлось прозрачную кабину самолета военлету Комаревцеву сменить на броню основных советских танков Т-34 и КВ.

В РЕЗЕРВЕ СТАВКИ ВГК

После участия в битве за Сталинград (февраль 1943 года), 5-й механизированный корпус, в котором в одном из танковых полков и воевал механиком-водителем танка Т-34 Евгений Комаревцев, через снежные просторы России передислоцировался в район Острогожска Воронежской области. А в начале марта 1943 года корпус был выведен в резерв Ставки ВГК и включен в состав создаваемой 5-й гвардейской танковой армии Степного Военного округа и до начала июля находился на отдыхе и пополнении.

5 июля был получен приказ — срочно готовиться к маршу! Уже на следующий день полк, в котором служил Евгений Комаревцев, был на марше. Двигались на запад в направлении Курска. Танковым колоннам были назначены три независимых маршрута. Плотное прикрытие нашими истребителями с воздуха успокаивало танкистов и вселяло уверенность в предстоящих боях. Все ближе знакомые Евгению родные места. Вот прошли Старый Оскол, а вот и райцентр Мантурово — родина танкиста! Заскочить бы домой на несколько минут, обнять своих родных! Но танки идут сплошной колонной, приходится гнать мысли о доме… Пыль, густая пыль стоит на марше, рокот дизелей, лязг гусениц и дрожь земли! Уже и поселок Солнцево промчались-проскочили грозные машины, и тут вдруг стал слышен постепенно нарастающий, отдаленный, непрерывный гул, идущий с юго-запада от города Обоянь. Все отчетливей звучала пушечная канонада! Все больше с надеждой, сочувствием, а то и с жалостью смотрели на бойцов местные жители; женщины плакали, вытирали слезы, глядя на юных танкистов, движущихся навстречу своей неизвестной судьбе…

БОИ ПОД ОБОЯНЬЮ 9 И 10 ИЮЛЯ

Восьмого июля встали в оборону под Обоянью. Все машины закопали в землю, усердно замаскировав их ветками деревьев, кустарников и травой. А впереди у гвардейцев — не скошенное поле созревающей ржи! И вот по этому хлебному полю и поползли на следующий день две группы гитлеровских танков по два-три десятка машин в каждой. Наши танки открыли по ним огонь с предельных дистанций, но видимого результата это не дало. А противник накатывается все ближе и ближе. Но вот (почти в упор) ударили из устроенных засад наши танки «малютки» Т-70. Их 45-миллиметровые термитные снаряды прожгли броню и модернизированных средних, и новейших тяжелых фашистских танков! В небо потянулись черные шлейфы дыма, строй немецких машин сломался, они начали менять курс. И тогда снова «заговорили» беглым огнем 76-миллиметровые пушки наших «тридцатьчетверок». Теперь они били по бортам стальных «монстров» и многие танки немцев вспыхнули, а уцелевшие стали уходить с поля боя. Воспользовавшись передышкой, танкисты побежали смотреть подбитые машины противника. Некоторые из них имели странную желто-черную окраску. Как выяснилось позже — этих «бронированных зверей» готовили для боев в Африке.

Десятого августа танковая рота, в которой служил Комаревцев, получила приказ — произвести разведку боем в сторону села Васильевка. И хотя самолеты «юнкерсы» подбили три танка, но важные сведения об обороне противника были получены. Уже ночью 11 июля весь танковый корпус снялся с занимаемых позиций и одним броском вышел к Прохоровке, где занял рубеж Прелестное-Сторожевое. Всю ночь они принимали боекомплект, заправляли горючее и проверяли оружие.

НЕЗАБЫВАЕМОЕ СРАЖЕНИЕ!

Советское командование решило уничтожить группировку противника, вклинившуюся с юга на обоянском направлении. Планировалось нанести удар из района Прохоровки на Яковлево. Главная роль в этой операции отводилась 5-й гвардейской армии. В то же время противник решил пойти на хитрость, — прорваться на Курск уже не через Обоянь, а через Прохоровку. Наступило утро 12 июля. В 8 часов первый эшелон советских танков произвел развертывание и двинулся в направлении совхозов «Комсомолец» и «Октябрьский». И вот здесь на поле он встретил боевые порядки танковых немецких колонн, состоящих из отборных танковых дивизий СС: «Адольф Гитлер», «Великая Германия» и «Мертвая голова». Противники стремительно сближались. Машинам было чрезвычайно тесно, места для маневрирования практически не было. Советские танки на полном ходу пронизали строй головных машин противника и завязали ближний бой. Пользуясь превосходством в скорости и маневре, они в упор били в борта, в башни и в корму недосягаемые ранее на большом удалении новые немецкие бронемашины. По воспоминаниям очевидцев — от пыли, дыма, взрывов день стал похож на ночь. Авиация и артиллерия работать не могли — все войска перемешались…

Полк, в котором служил Евгений Комаревцев, шел во втором эшелоне. Когда поредевшая головная часть группировки противника начала выходить из боя, их полк рванулся на освободившееся место! Шли на предельной для пересеченной местности скорости 30-45 километров в час. В башню танка КВ, которым управлял в этом бою Комаревцев, ударил снаряд (возможно болванка); броню не пробил — отрикошетил. Евгению показалось, что ударили в огромный колокол. На мгновения все оглохли. В приборах наблюдения мелькали то свои, то немецкие танки… Из-за большего угла склона у башенных орудий советских танков, они могли бить в упор по немецким бронемашинам. Как вспоминал Евгений Николаевич, время практически для него остановилось. Но вот командир танка Орлов известил, что снаряды закончились и надо выходить из боя. В этот момент рядом загорелся танк командира полка. Тогда, не меняя положения корпуса своего танка, Евгений Комаревцев задним ходом зашел в корму горящего танка. Вдвоем с радистом они быстро набросили на крюки буксирные тросы. И задним ходом вытащили машину комполка из пекла боя. Однако, как только остановились, тут же получили снаряд в свой борт. Машину спасти не удалось, она сгорела. Экипаж был распределен по другим танкам. Комаревцева назначили башенным стрелком — тогда уже практиковалась взаимозаменяемость экипажей. К исходу этого дня бой стал постепенно затихать. Прорваться через Прохоровку немцам не удалось! В тот же день наши отбили совхозы имени Ворошилова и «Комсомолец».

Шестнадцатого июля советские войска перешли в наступление. А через неделю в бою за село Алексеевку танк Комаревцева был подбит, так как закопанные в землю «Тигры» имели преимущество в точности и дальности стрельбы. Здесь Евгений Комаревцев получил тяжелое ранение и был отправлен в госпиталь. Из-за потери ноги танковые сражения для молодого танкиста закончились. Его товарищи уверенно наступали дальше на запад…

В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ

В старших классах Тимской средней школы (тогда она считалась политехнической) Евгений Николаевич Комаревцев преподавал нам электротехнику, материальную часть двигателей и тракторов. Предметы свои знал досконально. Кроме этого умел хорошо рисовать и прекрасно чертил. К разгильдяям был весьма строг.

Сын Евгения Николаевича Виктор закончил Тимскую среднюю школу с золотой медалью, учился на факультете прикладной математики в Воронежском госуниверситете, а работал, видимо, на оборонном предприятии в Златоусте. Дочь Нина — более двадцати лет руководит школой №4 села Монастырище Приморского края на Дальнем Востоке.

Я познакомился с Евгением Николаевичем в конце 1960-х годов, когда ему было сорок с небольшим. Тогда он казался мне (школьнику) уже очень взрослым. Но ведь во время войны он был совсем мальчишкой! Об этом ярко свидетельствует предвоенная фотография военлета Жени Комаревцева. Вот почему я все чаще задумываюсь: как они, наши молодые будущие родители, смогли совершить такой удивительный всемирный подвиг — остановить, повернуть вспять и разбить полчища отлично вооруженной Европейской гитлеровской коалиции!?

Вячеслав Жидких

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же